burrru: (me)
В 2008 году Айрис Робинсон, немолодая жена Первого министра Северной Ирландии, закрутила роман с 19-летним сыном своих знакомых. У этой любовной истории были различные последствия, большей частью, конечно же, политические. Но одно последствие оказалось довольно забавным: взлетел рейтинг знаменитой песни 1968 года «Миссис Робинсон».



Песня эта звучала в культовом фильме «Выпускник», в котором персонажа Дастина Хофмана соблазняет взрослая дама по имени миссис Робинсон. После выхода фильма немолодых соблазнительниц стали нарицательно называть «миссис Робинсон».

[livejournal.com profile] hellfund рассказал, что у этой истории более глубокие корни. В фильме «Выпускник» персонажа Дастина Хофмана зовут Бенжамин Брэддок. Выбор имени и фамилии не случаен - это намек на Бранвелла Бронте, брата знаменитых сестер Бронте. Однажды он устроился работать гувернером в семью священника по фамилии Робинсон, влюбился в жену священника миссис Лидию Робинсон, начал интрижку с ней и был уволен. После смерти мужа Лидия Робинсон не захотела выйти замуж за Бранвела Бронте, отчего он впал в алкоголизм, подорвал здоровье и умер от туберкулеза. Вероятно, Эмили и Анна Бронте от него заразились туберкулезом и умерли.

В молодости Бранвелл Бронте нарисовал сестер и себя, но потом посчитал себя недостойным и закрасил свое лицо на этом рисунке:



And here's to you, Mrs. Robinson
Jesus loves you more than you will know. Wo, wo, wo.
burrru: (me)


Русская словесность по гроб жизни обязана этому немцу. Знакомьтесь: барон Герман Карл фон Кейзерлинг. У барона была редкая особенность: он великолепно разбирался в людях.

Родился фон Кейзерлинг в Курляндии и получил великолепное образование в Кенигсбергском университете. Герцогиней курляндской тогда была Анна Иоанновна, будущая российская императрица. В те годы он познакомился с молодым Бироном, разглядел потенциал и помог Бирону поступить к Анне Иоанновне на службу. Вскоре Анна Иоанновна взошла на Российский престол. Перед ней стояли несколько важных задач, одной из которых было вывести из упадка российскую Академию. И в 1733 году она назначила Кейзерлинга президентом Академии. За несколько месяцев он привел финансы Академии в порядок, погасил долги, выплатил зарплату академикам и оставил циркуляр для управления Академией самими академиками. (Которые, стоило Кейзерлинг уехать, довольно быстро сменили немецкий порядок на привычный российский бардак...)

Одной из важнейших целей Академии было становление российской словесности. Поскольку Кейзерлинг великолепно разбирался в людях, он назначил секретарем и переводчиком Академии Василия Тредьяковского и велел ему "вычищать язык русской, пишучи как стихами, так и не стихами". Ну, а заодно обучить русскому языку самого Кейзерлинга. Важной задачей Кейзерлинг считал разработку русской грамматики. Эту задачу он поручил Ададурову, который с ней великолепно справился и в 1740 году стал первым русским, написавшим учебник русской грамматики. А в 1744 году Ададуров научил русскому языку принцессу Софию, будущую Екатерину Вторую.

Естественно, что человека с такими талантами перевели на службу посерьезнее. По приказу императрицы Кейзерлинг оставил пост президента Академии и стал посланником России при разных европейских дворах. Точных сведений нет, но вероятно, что барон был резидентом российской разведки в Европе. В своей переписке с императрицей он использовал очень интересный шифр. Известно, что если в шифровке заменить по заранее заданному правилу букву на число (например, А - 10, Б - 15, В - 20, etc), то расшифровать текст довольно легко. Делается это с помощью частотного анализа, а его самый известный пример - рассказ Конан-Дойля "Пляшущие человечки". Но правило шифра можно слегка изменить: менять букву на одно из нескольких чисел (например, А - 10, 35, 62, 89 или 91, Б - 15, 46, 51, 70 или 98, etc). В этом случае частотный анализ уже не пройдет и расшифровка невозможна. Но Кейзерлинг пользовался такой схемой:
А - 10, 11, 12, 13 или 14
Б - 15, 16, 17, 18 или 19
В - 20, 21, 22, 23 или 24
etc.

Современные криптографы считают это ошибкой - мол, достаточно предположить, что букве соответствуют последовательные числа, и снова можно воспользоваться частотным анализом. Но хорошие криптографы не всегда хорошие резиденты. Вероятно, Кейзерлинг сознательно оставлял эту возможность.

Когда барон был русским посланником в Саксонии, его мучала бессоннница. И он заказал местному не самому известному композитору несколько пьес для клавесина. Кейзерлинг хотел, чтобы его клавесинист играл их в бессоные ночи. Композитора звали Иоганн Себастьян Бах. Это сейчас мы знаем, что Бах - величайший композитор. Но ни его современники, ни пара следующих поколений этого просто не понимали. А в те времена чтобы понимать масштаб Баха нужно было очень хорошо разбираться в людях. Как барон Кейзерлинг. А фамилия его клавесиниста Гольдберг. Именно так на свет появились знаменитые Гольдберг-вариации, а Иоганн Себастьян Бах получил от Кейзерлинга фантастическую плату - золотой кубок с сотней золотых луидоров. И, право же, из всего, что было куплено на деньги российской короны, это заведомо самое лучшее.



Кстати, сейчас опять собираются реформировать Российскую Академию. Правда, на этот раз вместо вливания денег в науку это будет разворовывание остатков. Ученые написали петицию и просят не допустить такой реформы. Я подписал исключительно из заботы о российской словесности и тех замечательных людях, которые ей занимаются.
burrru: (me)
Пажа звали Оуэн. Фамилии у него не было – он был валлийцем, а у них в те давние времена не было фамилий, одни только отчества. Точнее, пажа звали Оуэн ап Меридад, то есть, Оуэн сын Меридада. Паж не афишировал имя своего отца, который в молодости участвовал в восстаниях против английской власти в Уэльсе. Но со временем Меридад остепенился, обзавелся семьей и в 1408 году отправил своего семилетнего сына Оуэна служить пажом при английском королевском дворе. А об английском королевском дворе того времени стоит сказать пару слов.

В начале 15-го века наступила передышка в английских династических распрях, у власти были Ланкастеры, на троне сидел Генрих Пятый. У Генриха Пятого было три проблемы: во-первых, у него не было жены и наследника престола, во-вторых, он был не особенно популярен, а, в-третьих, шла Столетняя война, которая началась из-за притязаний английских королей на французский трон. И английский король придумал, как сразу решить все эти три проблемы. Нужно было победить французов в войне и жениться на французской принцессе, которая родит ему наследника.

И вот в 1415 году Генрих Пятый высадился во Франции и после изрядных злоключений он победил французов в решающей битве при Азенкуре. В этой битве сражался и юный валлийский паж Оуэн. Сражался он под старинным гербом своего рода:



Пра-пра-пра-прадед Оуэна был сенешалем и знаменитым рыцарем при дворе валлийского короля Лливелина Великого. В одной из битв против войска, отправленного захватить Уэльс английским королем Иоанном Безземельным, этот предок Оуэна в бою отрубил головы трем английским лордам и принес их, окровавленные, прямо в шлемах, своему королю. Лливелин Великий впечатлился и велел сенешалю изобразить это на своем гербе.

В битве при Азенкуре паж Оуэн не посрамил своих воинственных предков. Он даже был за храбрость произведен в эсквайры. А король Генрих Пятый после победы при Азенкуре был объявлен наследником французского трона и женился на французской принцессе - красавице Екатерине Валуа. Позже она родила Генриху Пятому сына - будущего английского короля Генриха Шестого.

Но в 1422 году Генрих Пятый в одном из новых походов подхватил дизентерию и помер. На трон возвели младенца Генриха Шестого, а страной управлял лорд-протектор Хамфри - брат умершего Генриха Пятого. Страна была измучена междоусобицами, связанными с престолонаследием, поэтому Хамфри благоразумно запретил королеве Екатерине повторный брак и она в 1427 году удалилась в Валлингфордский замок. Сейчас от него остались только руины:



Но в те времена Валлингфордский замок производил внушительное впечатление:



Хранителем гардероба королевы в этом замке был Оуэн. И вот тогда-то валлиец-паж и француженка-королева влюбились друг в друга. Влюбились по уши и никакие указы лорда-протектора им были не указ. Они тайно обвенчались и счастливо жили вместе десять лет. Королева родила Оуэну нескольких детей, но после очередных родов умерла.

Естественно, о союзе королевы и пажа было известно всем. Но лорд-протектор Хамфри смотрел на это сквозь пальцы, поскольку потомки такого союза не представляли никакой опасности Ланкастерам. В отличие от Йорков, которые снова стали претендовать на трон. Тем не менее, предусмотрительный Хамфри после смерти королевы Екатерины велел посадить в тюрьму и Оуэна, и двух его старших сыновей, Эдмунда и Джаспера.

К тому времени подрос и вступил в королевские права сиротка Генрих Шестой, сын Екатерины Валуа и Генриха Пятого. Он весьма тепло относился и к отчиму, и к единоутробным братьям. Поэтому он приказал их выпустить из тюрьмы и даже возвел в графское достоинство Эдмунда и Джаспера.

Конфликт Ланкастеров с Йорками усилился и в этой кровопролитной междоусобице английские аристократы поистребили друг друга. В какой-то момент единственным достойным претендентом на трон оказался Генрих - сын погибшего в этих братоубийственных войнах Эдмунда, внук валлийского пажа Оуэна и французской принцессы Екатерины. Этот Генрих в 1485 году и стал королем Генрихом Седьмым.

Когда Оуэн ап Меридад в юности обживался при английском королевском дворе, ему пришлось придумать себе фамилию. Взять фамилию по имени отца не позволяло революционное прошлое его отца. Поэтому Оуэн взял фамилию по имени деда, которого звали Федором. Точнее, Теодором. А еще точнее, на валлийский манер, Тюдором. Ведь совсем полное валлийское имя пажа было Оуэн ап Меридад ап Тюдор – Оуэн сын Меридада сына Тюдора.
burrru: (me)
Самая впечатляющая и, вероятно, самая известная речь в литературе - обращение Генриха Пятого к солдатам перед Азенкурской битвой в шекспировском "Генрихе Пятом". Эта речь так сильна, что ее изучают не только филологи, но и менеджеры. Хороших переводов на русский не встретилось, поэтому пришлось перевести самому. Как всегда, буду рад любым дополнениям и улучшениям. И еще. Эта речь предназначена для декламации, а не для чтения, поэтому я бы посоветовал представить, как ее читает кто-нибудь грубовато-харизматичный... Высоцкий, например. Ему бы эта речь весьма подошла. "Замок временем срыт и укутан, укрыт // В нежный плед из зеленых побегов // Но развяжет язык молчаливый гранит // И холодное прошлое заговорит // О походах, боях и победах." Давайте призовем дух Владимира Семеновича, вспомним манеру, голос и послушаем.

Итак, 1415 год, лагерь английской армии, 25 октября - канун дня святых близнецов-мучеников Криспина и Криспиана.

Вестморленд

                     Вот, были б с нами
Хотя бы десять тысяч англичан,
Что нынче праздные!...

Король Генрих V

                                           Кто так желает?
Кузен мой Вестморленд? Ах, нет, кузен мой;
Коль ждет нас смерть, достаточна потеря
Для родины, но коли ждет нас жизнь,
Чем меньше нас, тем выше будет почесть.
Всевышний бог! Хватает мне людей.
И, черт возьми, я золота не жажду,
Кормись - не жалко - с моего стола,
Печали нет - надень мои одежды:
Мне эта мишура не по нутру.
Но если жажда почестей грешна,
То нет меня виновнее на свете.
Кузен, и впрямь, подмоги не желай;
Всевышний боже! Я такую почесть
Разрознивать хоть с кем бы то еще
Не буду. Не желай ни одного!
Ты, Вестморленд, по стану огласи:
Кому дрожат поджилки перед боем -
Пускай уйдет, дадим ему и пропуск,
И кроны на дорогу в кошелек;
На смерть нейдут в компании того, кто
Боится вместе смерть с тобой принять.
Сейчас канун святого Криспиана,
И кто вернется, кто переживет,
Тот будет подниматься выше ростом
От радости при слове «Криспиан».
Кто выживет, кто позже одряхлеет,
Тот пиршество устроит раз в году,
Сказав соседям: «Завтра - Криспиан»;
Рукав поднявши, он покажет шрамы:
«Я ранен был тогда, в Криспинов день».
Деды позабывают всё, но этот,
Он будет хорошенько вспоминать,
Про подвиги свои, про имена
Знакомые устам своим порядком:
Король мой Гарри, Бедфорд, Эксетер,
Уорвик, Тальбот, Солсбери и Глостер -
В струеньи чарок вспомнят обо всех.
Историей отец наставит сына,
И Криспиан ни разу не пройдет
От дня сего до светопреставленья,
Чтоб в этот день не вспомнили о нас;
Нас - горсть, счастливых - горсть, единых - братство;
Который нынче кровь со мной прольет -
Мне брат, пускай ледащего рожденья,
День этот знатным сделает его;
А знать, что мнет английские кровати,
Свое непоявленье проклянет
И подожмет достоинство, лишь слово
Возьмет соратник наш в Криспинов день.


Оригинал

Westmoreland

                                   O that we now had here
But one ten thousand of those men in England
That do no work to-day!

King Henry V

                                 What's he that wishes so?
My cousin Westmoreland? No, my fair cousin:
If we are mark'd to die, we are enow
To do our country loss; and if to live,
The fewer men, the greater share of honour.
God's will! I pray thee, wish not one man more.
By Jove, I am not covetous for gold,
Nor care I who doth feed upon my cost;
It yearns me not if men my garments wear;
Such outward things dwell not in my desires:
But if it be a sin to covet honour,
I am the most offending soul alive.
No, faith, my coz, wish not a man from England:
God's peace! I would not lose so great an honour
As one man more, methinks, would share from me
For the best hope I have. O, do not wish one more!
Rather proclaim it, Westmoreland, through my host,
That he which hath no stomach to this fight,
Let him depart; his passport shall be made
And crowns for convoy put into his purse:
We would not die in that man's company
That fears his fellowship to die with us.
This day is called the feast of Crispian:
He that outlives this day, and comes safe home,
Will stand a tip-toe when the day is named,
And rouse him at the name of Crispian.
He that shall live this day, and see old age,
Will yearly on the vigil feast his neighbours,
And say 'To-morrow is Saint Crispian:'
Then will he strip his sleeve and show his scars.
And say 'These wounds I had on Crispin's day.'
Old men forget: yet all shall be forgot,
But he'll remember with advantages
What feats he did that day: then shall our names.
Familiar in his mouth as household words
Harry the king, Bedford and Exeter,
Warwick and Talbot, Salisbury and Gloucester,
Be in their flowing cups freshly remember'd.
This story shall the good man teach his son;
And Crispin Crispian shall ne'er go by,
From this day to the ending of the world,
But we in it shall be remember'd;
We few, we happy few, we band of brothers;
For he to-day that sheds his blood with me
Shall be my brother; be he ne'er so vile,
This day shall gentle his condition:
And gentlemen in England now a-bed
Shall think themselves accursed they were not here,
And hold their manhoods cheap whiles any speaks
That fought with us upon Saint Crispin's day.
burrru: (me)
Агриппа д'Обинье был предводителем гугенотов и соратником Генриха Наваррского. Судьба потомков Генриха Наваррского нам хорошо известна: его сыном был Людовик XIII - "Мушкетеры короля, к бою!", а его внуком был Людовик XIV - "король-солнце", Версаль, балы... Судьба потомков Агриппы тоже интересна. Гугеноты в очередной раз впали в немилость, и Констант д'Обинье, сын Агриппы, был вместе с женой и дочкой отправлен в ссылку к берегам Южной Америки, на остров Мартиника. В 1645 году, после смерти Константа, его оставшиеся без средств к существованию вдова и дочка вернулись во Францию. Дочку звали Франсуаза д'Обинье.

Их приютили родственники, среди которых были католики и гугеноты. Разгорелся спор, в каком вероисповедании воспитывать внучку предводителя гугенотов. Воспитывали в католицизме - так решила сама Анна Австрийская, жена Людовика XIII и мать будущего Людовика XIV. Когда Франсуаза подросла, ее выдали замуж за Поля Скаррона, замечательного французского поэта и литературного балагура. Скаррон был любимцем Анны Австрийской, но он потерял королевскую стипендию, когда опубликовал памфлет на кардинала Мазарини. В доме Скарронов был литературный салон, в котором собирались парижские любители изящной словесности: от маршала Франции Тюренна до куртизанки Нинон де Ланкло. Сейчас труды Скаррона позабыты, но если вы читали шуточную "Энеиду" Котляревского, то легко можете представить стиль - Котляревский просто скопировал поэму Скаррона "Вергилий наизнанку".

В 1660 году Скаррон умер, а Франсуаза снова оказалась без средств. В то время на французском троне уже был Людовик XIV. Он был женат на Марии-Терезии, но уже много лет жил с маркизой де Монтеспан, которая родила королю семерых детей. Воспитывать детей у маркизы не было времени, поэтому она предложила должность воспитательницы молодой вдове Франсуазе Скаррон. Франсуаза воспитывала детей Людовика XIV с такой любовью и ответственностью, что привлекла внимание самого "короля-солнце". Они подружились и часто подолгу беседовали. Когда отношения короля с маркизой де Монтеспан угасли, Франсуаза уговорила короля вернуться к его законной жене, Марии-Терезии.

Через несколько лет Мария-Терезия умерла. К тому времени под влиянием Франсуазы король остепенился, а его легендарные версальские развлечения, не останавливающиеся ни днем, ни ночью, остались в прошлом. Впрочем, однажды осенней ночью 1683 года Людовик XIV тряхнул молодостью - он в тайне от всех женился на Франсуазе. Брак был заключен парижским архиепископом, который взял с короля слово не признавать брак открыто. С тех пор Людовик и Франсуаза не расставались 32 года, до самой смерти короля.



В 1697 году Шарль Перро опубликовал свой знаменитый сборник сказок. Первая сказка этого сборника - "Золушка". Современникам и так было понятно, кто послужил прообразом, но для пущей убедительности Перро одел свою Золушку в туфли, отороченные беличьим мехом - pantoufles de vair. Дело в том, что, живя в Версале, Франсуаза ввела моду на такие туфли. Французские слова "vair" (беличий мех) и "verre" (стекло) звучат одинаково и постепенно золушкины туфельки стали сперва стеклянными, а потом и хрустальными.
burrru: (me)
[livejournal.com profile] evg25 написал, что рассказ "Скандал в Богемии" основан на реальной истории. Куртизанка Эмили Клопп шантажировала немецкого принца (и будущего кайзера) Вильгельма письмами, которые он ей написал.

Любопытно в этой истории то, что Эмили Клопп была доминатрикс, а будущий кайзер в письмах к ней рассказывал про их сексуальные забавы. Когда она первый раз потребовала денег и доверенные лица немецкого двора сообщили об этом Вильгельму, он отрицал, что написал письма. Но в итоге принц заплатил 25 тысяч марок, а потом еще несколько раз платил меньшие суммы. Сделку совершили сыновья Бисмарка. Младший сын получил от Эмили Клопп четыре письма и (конечно же!) подписанную фотографию принца. Вот что писал об этих письмах младший Бисмарк своему брату: "Ужасает, что подобные вещи были записаны на бумаге. Я бы тоже отрицал, что написал такое." Все четыре письма он передал Вильгельму и тот их, скорее всего, сжег. Но фотографию Бисмарк оставил себе - мало ли что.

И хотя этого скандала удалось избежать, было понятно что сексуальные девиации Вильгельма раньше или позже выйдут на публику. Самым гротескным из скандалов немецкого двора стала смерть в 1908 году немецкого начальника генштаба Дитриха фон Хюльзен-Хезелера - его хватила кондрашка, когда он, одетый в женскую балетную пачку, танцевал перед Вильгельмом после выезда на охоту.
burrru: (me)
В конце 1920-х в Нью-Йорке в Карнеги-Холле выступал украинский народный хор. Они спели в том числе и колыбельную "Ой ходить сон коло вікон".



Говорят, это выступление так впечатлило одного американского композитора, что он написал похожую колыбельную.

burrru: (me)
Сегодня [livejournal.com profile] evg25 вытащил меня посидеть в хорошей компании в старом Яффо. Старый Яффо - это один из очень немногих городов, непрерывно заселенных последние четыре тысячи лет. [livejournal.com profile] evg25 знает эту помойку истории лучше местных котов и увлекательно рассказывает про то, что здесь происходило в разные времена с интересными людьми - от Георгия Победоносца до Наполеона.

В центре Яффо мы видели десятка три арабов с палестинскими флагами - они отмечали день памяти палестинской независимости или что-то подобное. Стандартный набор из ангажированных фашистов и молодежи с промытыми мозгами. Журналисты их фотографировали - я полагаю, для рубрики "Ближневосточный конфликт". Мы сидели в открытом ресторанчике на приморском бульваре, примерно в квартале от этой политической активности. Вдоль бульвара слонялись и заходили в рестораны евреи, арабы, туристы из разных народов. Арабки в платках выгуливали детей. Никаких конфликтов...
burrru: (me)
Пора вводить новый tag: разговоры с друзьями. [livejournal.com profile] snyders пишет про попугая капитана Флинта. "Пиастры! Пиастры!" - кричит пиратский попугай в привычном переводе "Острова сокровищ". В оригинале там не пиастры, а "pieces of eight", то есть осьмушки. В пиратские времена серебряные реалы рубили на восемь частей, и эти части использовали в качестве монет.

Любопытное совпадение заключается в том, что русское слово "деньги" происходит от тюркского слова "таньга", которое происходит от персидского слова danake, которое обозначало восьмую часть серебряного шекеля.
burrru: (me)
Знаменитая "Аве Мария" Шуберта



Хорошо знакомый по голливудским комедиям и боевикам гимн президента США "Hail to the Chief".



И горящий крест ку-клукс-клана.



Что между ними общего?
Оказывается, у них общий источник. В 1810 году сэр Вальтер Скотт опубликовал поэму "Дева озера". Поэма моментально стала бестселлером, как в Британии, так и в США. В этой поэме есть "Гимн Марии", который начинается так:


Ave Maria maiden mild!
Listen to a maiden's prayer!
Thou canst hear though from the wild,
Thou canst save amid despair.

Ave Maria! Дева, приди!
Девы скорбящей горе развей,
И, оскорбленных, нас пощади,
И, одиноких, нас пожалей,

Эти строчки (сперва переведенные на немецкий) и были положены Шубертом на музыку.

А еще в "Деве озера" есть "Корабельная песня", которая начинается так:

Hail to the Chief who in triumph advances!
Honored and blessed be the ever-green Pine!
Long may the tree, in his banner that glances,
Flourish, the shelter and grace of our line!

Храброму воину вечная слава!
Вечнозеленая, славься, Сосна!
В знамени нашем расти величаво,
Будь горделива, светла и стройна.

Эти слова положили на музыку и назвали "Hail to the Chief". Позже эта музыка стала гимном президента США.

И, наконец, у Вальтера Скотта в "Деве озера" есть еще и такие строки:

And anxious told, how, on the morn,
The stern Sir Roderick deep had sworn,
The Fiery Cross should circle o'er
Dale, glen, and valley, down and moor
Much were the peril to the Graeme
From those who to the signal came;

Он гостю объявил о том,
Что Родрик Огненным крестом
Поклялся озарить страну,
Клан поднимая на войну
И Грэму встретить не к добру
Тех, кто сойдется здесь к утру.

Эти строчки послужили основой для ку-клукс-клановского обряда сжигания креста.
burrru: (me)
Начнем увесистым канцеляритом: научно-фантастическая литература оказала значительное влияние на различные виды человеческой деятельности. Ну, правда, оказала. Жюль Верн придумал полеты в космос, телевидение, акваланг и много чего еще. А Артур Кларк придумал геостационарные спутники. И большое им спасибо.

Айзек Азимов в своем цикле "Основание" придумал и описал "психоисторию" - науку о поведении народных масс в целом и об их реакции на разные критические события. Книги Азимова настолько впечатлили одного читателя, что он даже назвал свою организацию словом "основание", правда в переводе на арабский. А по-арабски "основание" это аль-Каида.
burrru: (me)
22 марта умер Березовский. Он впал в нужду, хворал и, весьма вероятно, покончил с собой.

Естественно, речь идет о Максиме Созонтовиче Березовском (16 октября 1745 - 22 марта 1777), замечательном русском композиторе. Его короткая жизнь была довольно интересной, но нам, увы, мало что известно о ней наверняка. Родился он на Украине, в юности был придворным композитором в Петербурге. Сохранилось разрешение на брак Березовского с танцовщицей Франциской Ибершер. Это разрешение подписано самой Екатериной Второй, причем императрица пожаловала невесте черевички платье со своего плеча. Что там была за любовная история - мы не знаем...

Позже Березовский был отправлен учиться в Италию. В Болонской академии он выдержал экзамен на звание академика. Такой же экзамен несколькими месяцами раньше в этой академии выдержал Моцарт. По заказу графа Алексея Орлова Березовский написал оперу "Демофонт" для зимнего карнавала в Ливорно. Именно из Ливорно Орлов умыкнул княжну Тараканову. Ходили слухи, что княжна слушала постановку "Демофонта", расчуствовалась и позволила Орлову заманить себя на корабль. (Скорее всего, это просто шпионские слухи, но не стоит недооценивать российскую разведку 18 века - как-нибудь расскажу об одном из ее резидентов, которому весьма обязана российская словесность и мировая музыка...)

Музыка Березовского проста и очаровательна, она заслуживает того, чтобы мы ее вспоминали. Пусть даже по такому ничтожному поводу, как смерть беглого олигарха-однофамильца. Максим Березовский, симфония до-мажор:

burrru: (me)
В старинной литературе часто встречаются образы, аллюзии и отсылки, которые были знакомы современникам автора, но утратили свою актуальность в наши дни. В идеальном случае все эти моменты собраны и разъяснены в специальном разделе «примечания переводчика». Подобные примечания – важная для понимания и познавательная часть чтения.

Плохо, когда переводчики не удосуживаются составить примечания. И уж совсем безобразно, когда переводчики просто опускают сложные и малоизвестные моменты. В последнем случае может даже измениться восприятие произведения.

В качестве примера прочитаем знаменитую балладу Сирано де Бержерака из первой части одноименной пьесы Ростана. Вспомним, что в пьесе Сирано перед дуэлью с виконтом де Вальвером говорит, что во время дуэли экспромтом сочинит балладу. Вот она:

Свой фетр отбрасываю вдаль я,
Мой плащ летит ему вдогон,
Затем, поблескивая сталью,
Свой обнажаю эспадрон.
Изящный словно Селадон,
Как Скарамуш востёр, решаю
Вам сообщить, мой Мирмидон:
Туше посылку завершает.
(Обмениваются первыми ударами)

Вы зря играете моралью.
Где нанизать Вас, фанфарон?
Пронзить Вам сердце за медалью,
Или подмышку сквозь шеврон?
Гарда забряцала - динь-дон,
Как муха остриё летает,
Я Ваш пощекочу бекон.
Туше посылку завершает.

Осталась рифма мне на -алья.
Да Вы бледны как анемон.
Вот рифма славная: «каналья»!
И Вы полезли на рожон.
Поспешный выпад возвращен,
И рифм, и строчек мне хватает.
Крутите вертел, Ларидон!
Туше посылку завершает.
(Торжественно произносит)

ПОСЫЛКА
Мой принц, Всевышнему поклон!
Из кварты лезвие сверкает,
Вот финт, удар…
(Делает выпад)
…и дух Ваш вон!
(Виконт шатается; Сирано салютует)
Туше посылку завершает.

(перевод Александра Шапиро)

Первое примечание к этой балладе должно рассказать про то, что такое баллада. Не только о самой стихотворной форме, мол, баллада это три восьмистишия с рифмовкой АБАБ+БВБВ и четверостишие с рифмовкой БВБВ в конце, которое называется «посылка», плюс общая последняя строка у всех. Но почему у Ростана именно баллада, а не какая-нибудь другая форма французской старинной поэзии. Благо, форм таких много: рондель, ритурнель, лэ, вирелэ, триолет и прочие. Дело в том, что изначально баллады писались на поэтических состязаниях. Эта форма лучше всего подходит для дуэли: так Сирано показывает свое превосходство не только в бою, но и в искусстве.

Отметим, что в начале посылки Сирано обращается к виконту словами «мой принц». Это стандартное начало посылки – так поэты, участвовавшие в поэтических турнирах, обращались к аристократам, устраивавшим эти состязания. К примеру, вот так заканчивается «Баллада о дамах былых времен» Франсуа Вийона, мастера этого жанра:

Принц, не придумано аркана,
Чтоб задержать мгновений бег.
К чему ж крушиться постоянно:
«Где ныне прошлогодний снег?»

А так заканчивает Вийон «Балладу о парижанках»:

Принц, красноречье парижанки
Так велико, что не сравнишь
С ним говорливость чужестранки:
Всех на язык бойчей Париж.

Второе примечание к балладе Сирано должно объяснить фехтовальные термины, которых там в избытке. К примеру, чем фехтовал Сирано? Что это за штука такая – эспадрон? Выглядит эспадрон (по-французски espadon) так:



Такие эспадроны было весьма популярны в британской армии в 1790-1820 годах. Оружие удобное, им можно и рубить, и колоть. Но Сирано им фехтовать не мог, поскольку во время действия пьесы, в 1640 году, такого оружия еще не было. А словом espadon тогда называли большой двуручный меч, вот такой:



Такими мечами-эспадонами в Средние Века вооружали небольшой отряд рослых и сильных солдат. Их задачей было, размахивая огромными мечами, разрушать построения копейщиков. Но фехтовать таким мечом совершенно невозможно. Поэтому приходится сделать вывод, что либо Сирано иронично называет свою шпагу огромным мечом, либо Ростан ошибся в названии оружия.

Оставшиеся фехтовальные термины более знакомы: туше – попадание, гарда – защищающая руку часть эфеса, кварта – одна из основных позиций в фехтовании.

И, наконец, последнее примечание к балладе Сирано должно рассказывать о тех четырех литературных персонажах, которых Сирано упоминает. Первым назван Селадон. Так звали томящегося от любви пастуха в пасторальном французском романе «Астрея». Роман написан в 1607-1627 годах, и для героев пьесы это вполне современная литература. В романе Селадон носит светло-зеленую одежду – позже словом «селадон» назовут и этот цвет, и керамику такого цвета. А в русской литературе имя Селадон стало обозначать ухажера. Четырнадцатилетний Пушкин написал шутливое стихотворении «К Наталье»:

Смехи, вольность — всё под лавку,
Из Катонов я в отставку,
И теперь я — Селадон!
Миловидной жрицы Тальи
Видел прелести Натальи,
И уж в сердце — Купидон!

Второй персонаж, которого упоминает Сирано, это задира-Скарамуш – так во Франции называют персонажа итальянской комедии масок Скарамуччу. Сам Карло Гольдони, когда выступал в комедии масок, играл Скарамуччу. Любопытно, что английское слово skirmish (стычка, схватка) происходит от итальянского слова scaramuccia.

Третьим упомянут Мирмидон. По-гречески это слово означает «муравей». В греческой мифологии Зевс в образе муравья зачал Мирмидона, от которого произошло племя мирмидонян. Во Франции (а потом и в России) словом «мирмидон» называют ничтожного, но надменного человека.

Имя четвертого персонажа – Ларидон. Вернее, не имя, а кличка. Многие века в тавернах готовили мясо на вертелах, а для того, чтобы вращать вертел использовали простой механизм: цилиндр, соединенный с вертелом. В цилиндр сажали собаку, а она его вращала. В басне Лафонтена «Воспитание» говорится о двух щенках из одного помета. Одного звали Цезарь, и он стал храброй охотничьей собакой. А второго звали Ларидон, и он крутил вертел в таверне. Здесь Ростан допустил небольшую неточность: басню Лафонтен написал в 1678 году, а события пьесы происходят в 1640. Об этом подробно рассказал [livejournal.com profile] glazo в своем крайне интересном ЖЖ. Именно эта его запись сподвигла меня на перевод и комментарии.

К сожалению, качественные переводы поэзии редки. Самый распространенный русский перевод «Сирано де Бержерака» сделан Щепкиной-Куперник. Чтобы оценить качество этого перевода, достаточно прочитать балладу Сирано и увидеть, что из нее исчезли Селадон, Скарамуш, Мирмидон, Ларидон, туше, кварта, эспадрон и даже не сохранилась схема рифмовки. А Сирано у Щепкиной-Куперник превратился из язвительного интеллектуала в нагловатого хама.

На мой взгляд, самый качественней перевод «Сирано де Бержерака» на русский язык сделан Баевской. И я бы порекомендовал читать или перечитывать именно в ее переводе.

Как обычно, замечания и дополнения всячески приветствуются.

Текст оригинала:
Je jette avec grâce mon feutre,
Je fais lentement l’abandon
Du grand manteau qui me calfeutre,
Et je tire mon espadon,
Élégant comme Céladon,
Agile comme Scaramouche,
Je vous préviens, cher Mirmydon,
Qu’à la fin de l’envoi, je touche !
Premiers engagements de fer.

Vous auriez bien dû rester neutre ;
Où vais-je vous larder, dindon ? ...
Dans le flanc, sous votre maheutre ? ...
Au cœur, sous votre bleu cordon ? ...
– Les coquilles tintent, ding-don !
Ma pointe voltige : une mouche !
Décidément... c’est au bedon,
Qu’à la fin de l’envoi, je touche.

Il me manque une rime en eutre...
Vous rompez, plus blanc qu’amidon ?
C’est pour me fournir le mot pleutre !
– Tac ! je pare la pointe dont
Vous espériez me faire don : -
J’ouvre la ligne,– je la bouche...
Tiens bien ta broche, Laridon !
À la fin de l’envoi, je touche
Il annonce solennellement

ENVOI
Prince, demande à Dieu pardon !
Je quarte du pied, j’escarmouche,
je coupe, je feinte...
Se fendant.
Hé ! là donc
Le vicomte chancelle ; Cyrano salue.
À la fin de l’envoi, je touche.
burrru: (me)
Сегодня мой день рождения и мне хотелось бы сделать читателям этого журнала небольшой подарок. Я расскажу вам, почему в радуге семь цветов.



Яркое изображение лимона... разрезанного... с сочной желтой мякотью... может вызвать у некоторых людей оскомину. А резкий йодистый запах моря у других людей вызывает звук шелеста волн. Явление, при котором человек испытывает ощущения одновременно от двух органов чувств, называется синестезия. Что-то между внутренней образной ассоциацией и условным рефлексом.

Ньютон с помощью призмы разложил белый цвет в радугу и выделил пять основных цветов: красный, желтый, зеленый, синий и фиолетовый. Но потом Ньютон добавил в спектр оранжевый и индиго. Сделал он это потому, что в то время увлекался синестезией и решил, что число цветов должно совпадать с числом нот. Это не было блажью великого физика. В молодости Ньютон интересовался нотами, колебаниями струн и музыкальным строем. Он предполагал (и это было одним из его немногих ошибочных предположений), что частоты световых волн как-то связаны с частотами звуковых волн.

Так что, если вы когда-либо интересовались вопросом "Почему в радуге семь цветов?", то правильный ответ на него: "Потому что в гамме семь нот".

Кстати, а музыка в Англии во времена Ньютона была весьма неплохой:

burrru: (me)
Владимир Маяковский любил женщин, а они любили его. Все свои стихи он посвящал Лиле Брик. Естественно, за исключением поэмы "Владимир Ильич Ленин". Да и застрелился поэт от несчастной любви к одной актрисе.

В качестве поздравления с 8 марта выложу запись, на которой Маяковский читает свои знаменитые строчки "Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно". Я подчистил звук по мере сил. Милые дамы, правда, есть что-то обаятельное в этом голосе?

burrru: (me)
Жил-был бедный независимый разработчик. Фирма у него была маленькая-премаленькая, но жениться всё-таки было можно, а жениться-то разработчику хотелось.

Разумеется, с его стороны было несколько смело спросить дочь Стива Джобса: «Пойдёшь за меня?» Впрочем, он носил славное имя и знал, что сотни программисток с благодарностью ответили бы на его предложение согласием. Да вот, ждите-ка этого от дочки Стива Джобса!
Послушаем же, как было дело.

Написал разработчик аппликацию, которая рисовала розовый куст несказанной красоты. Загрузил ее в смартфон и отослал к дочке Стива Джобса.

Стив Джобс велел принести смартфон прямо в большую залу, где его дочка играла со своими подружками; других занятий у неё не было. Увидав большой смартфон, дочка захлопала от радости в ладоши.

– Ах, если бы тут была маленькая киска! – сказала она.

Но появилась прелестная роза.

– Ах, как это мило сделано! – сказали все подружки.
– Больше чем мило! – сказал Стив Джобс, – Это прямо недурно!

Но его дочка потрогала розу и чуть не заплакала.

– Фи, папа! – сказала она. – Это андроид!
– Фи! – повторили все сотрудники. – Андроид!

И дочка Стива Джобса так и не позволила разработчику явиться к ней самому. Но разработчик не унывал, снял костюм и галстук, надел джинсы, нахлобучил свитер и постучался.

– Здравствуйте, Стив Джобс! – сказал он. – Не найдётся ли у вас для меня в корпорации какого-нибудь местечка?
– Много вас тут ходит да ищет! – ответил Стив Джобс. – Впрочем, постой, мне нужен тестер! У нас пропасть багов!

И вот разработчика утвердили тестером и отвели ему жалкую, крошечную каморку рядом с серверной. Весь день просидел он за работой и к вечеру смастерил аппликацию – распознаватель запахов. Аппликация играла старую песенку:

«Эх, яблочко, куды котишься…»

Занимательнее же всего было то, что аппликация была интегрирована в Siri, и можно было узнать, какое у кого в городе готовилось кушанье. Да уж, распознаватель запахов был не чета какой-нибудь розе!

Вот дочь Стива Джобса отправилась со своими подружками на прогулку и вдруг услыхала мелодию аппликации. Она сразу же остановилась и вся просияла.

– Ах, ведь это мой рингтон! – сказала она. – Так тестер-то у нас образованный!

Слушайте, пусть кто-нибудь из вас пойдёт и спросит у него, что стоит эта аппликация. Одной из подружек пришлось надеть кофту, пойти в каморку возле серверной и спросить.

– Что возьмёшь за аппликацию? – спросила она.
– Сто лайков дочки Стива Джобса на фейсбуке! – отвечал тестер.
– Как можно! – сказала подружка.
– А дешевле нельзя! – отвечал тестер.

– Ну, что он сказал? – спросила дочка.
– Он требует сто лайков дочки Стива Джобса на фейсбуке! – доложила подружка, побывав у тестера.
– Да что он, в уме? – сказала дочка и пошла своею дорогой, но сделала два шага и остановилась.
– Надо поощрять искусство! – сказала она. – Я ведь дочка Стива Джобса! Становитесь вокруг! – скомандовала она, и подружки обступили её, а она зашла на фейсбук и принялась ставить лайки.

– Что это за сборище у серверной? – спросил, выйдя на балкон, Стив Джобс, протёр глаза и надел очки. – Э, да это подружки дочки опять что-то затеяли! Надо пойти посмотреть.

Придя к серверной, он потихоньку подкрался к подружкам. А те все были ужасно заняты счётом лайков, – надо же было следить за тем, чтобы расплата была честной и тестер не получил ни больше, ни меньше, чем ему следовало. Никто поэтому не заметил Стива Джобса, а он привстал на цыпочки.

– Это ещё что за штуки! – сказал он, и швырнул в них туфлей как раз в ту минуту, когда тестер получал от дочки восемьдесят шестой лайк. – Вон! – закричал рассерженный Стив Джобс и выгнал из своей корпорации и дочку и тестера.

Дочка стояла и плакала, тестер бранился, а дождик так и лил на них.

– Ах, я несчастная! – плакала дочка. – Что бы мне выйти за умного разработчика! Ах, какая я несчастная!

А тестер зашёл за дерево, снял джинсы и свитер, надел костюм и галстук, и так он был хорош собой, что дочка сделала реверанс.

– Поделом же тебе! – сказал он, и он ушёл к себе в маленькую фирму, крепко захлопнув за собой дверь. А ей оставалось стоять да петь:

«Эх, яблочко, куды котишься…»
burrru: (me)
В 1650 году Никола Пуссен написал картину "Христос, исцеляющий слепого", основанную на христианской легенде. Цвет и свет в этой картине передают обретение зрения. Слева в тени лежит палка, которую оставил слепой. Он сам одет в белую одежду и делает шаг вперед - на свет. А на всех зрячих персонажах картины надета одежда самых разных цветов.

90.46 КБ

Но хороший художник оспользует различные метафоры. Не случайно на этой картине все окна черные. Параллель между окнами и глазами не так тривиальна. В русском языке очевидно общее происхождение слов "око" и "окно". Пуссен - француз, и во французском это тоже просто: по-французски "окно" - fenêtre, но у этого слова есть еще значение - естественное отверстие в черепе. Сложнее всего в английском: слово window происходит от старинного скандинавского выражения, дословно означающего "глаз ветра".
burrru: (me)
Четыреста лет назад, во времена барокко, музыканты часто импровизировали. Иногда композиторы даже оставляли в нотах прямые указания: одному голосу или инструменту - следовать ритму, другому - свободно импровизировать.

Есть замечательный музыкальный коллектив L'Arpeggiata, который играет старинную музыку. Однажды они решили записать известную фолию "Se l'aura spira" 1630 года Джироламо Фрескобальди. А для импровизационной части они пригласили отличного джазмена-кларнетиста Джанлуиджи Тровези. Оказалось, что раннее барокко и джаз - эти два абсолютно противоположных стиля - на удивление удачно сочетаются:



Единственное, что здесь хромает, так, это текст. К сожалению, очень многие тексты того времени слащавы до невозможности. "Se l'aura spira" - не исключение. Если переводить стилистически близко, то там говорится примерно следующее:

Ми-ми-ми дева, ми-ми-ми нимфа,
ми-ми-ми лето, ми-ми-ми зной.
Ми-ми-ми ветром, ми-ми-ми танцем
ми-ми-ми песней, ми-ми-ми мной.

Но милая музыка и прекрасный язык, конечно, затмевают такие мелочи, как смысл текста.
burrru: (me)
Многомудрый [livejournal.com profile] avva огорчился тем, что история про семилетнего Гаусса, моментально сосчитавшего сумму чисел от 1 до 100, скорее всего, выдумка. Но жизнь интереснее выдумок! Оказывается, шестидесятидвухлетний Гаусс выучил русский язык. Вероятно, для того, чтобы читать работы Лобачевского в оригинале. В письмах в Российскую Академию наук Гаусс особенно просил, чтобы ему прислали книги Пушкина. Ай, да Гаусс, ай, да сукин сын!...
burrru: (me)
В 2004 году вышел французский фильм "Восстание/Воскресение". В фильме главный герой насвистывает "Интернационал". Во Франции режиссера фильма оштрафовали за
нарушение авторских прав. Символично, что авторские права на "Интернационал" оканчиваются в октябре 2017 года...


Не лучше обстоят дела и в США. Недавно фарисействующие американские прокуроры довели до самоубийства Аарона Шварца - борца за свободный интернет, талантливого программиста, которому мы обязаны RSS стандартом. А один современный американский анекдот в переводе звучит так:

Если вы станете продавать в интернете файлы с песнями Майкла Джексона, то получите за это 5 лет тюрьмы - на один год больше, чем получил доктор, который его убил.

Ситуация с авторскими правами совершенно безобразная и меня радует то, что практически все, кто говорят и читают по-русски, активно и постоянно авторские права нарушают. Только так можно добиться положительных изменений в этом вопросе.

Profile

burrru: (Default)
burrru

March 2014

S M T W T F S
       1
2345678
910 11 12131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:47 am
Powered by Dreamwidth Studios